Здравствуй, Одесса! Узнаю тебя, Одесса…

Posted on 11.09.2011

2


Недавно из Одессы вернулась моя подруга. Она привезла с собой календарь с видами Одессы, фотографии, рассказывала о том, как она провела лето, — словом, всего этого хватило, чтобы ностальгия по Одессе вернулась опять.

Одесса, жемчужина у моря…После Петербурга с его вечно серым небом, яркое солнце Одессы кажется чем-то невероятным. Оно светит весь день, и только когда наступает теплая южная ночь, оно уступает место луне, настолько большой и белой, что кажется, будто перед тобой лишь мастерски нарисованные декорации к «Лебединому озеру». В Одессе музыка звучит повсюду. Рок, джаз, классика — все что угодно.

Но настоящим бриллиантом является Одесский театр оперы и балета. Помимо того, что это настоящее архитектурное чудо, что внутреннее убранство просто завораживает, подкупает стремление одесситов сохранить его таким, каким он был в лучшие времена,  сохранить все — от стульев до росписи плафона. В 1996 году в условиях острого денежного дефицита была начата реставрация театра, помогали спонсоры, меценаты и жители Одессы. В 2007 году театр снова был открыт. И все то же бережное отношение к своему театру… Постановки  шедевров мировой классики не портят «современными декорациями» (а точнее, их отсутствием), не пятнают репутации того или иного сюжета, привнося в интерпретацию «свои фишки», не пытаются эпатировать публику там, где это совершенно не требуется…

Мне повезло: когда я была в театре последний раз, давали «Риголетто». Конечно, ни для кого уже не новость, что на Украине люди обладают сильными, красивыми голосами, но мне посчастливилось попасть на выступление замечательных актеров…(До чего же обидно, что я посеяла программку с их именами! С тех пор имена понравившихся мне артистов я записываю…везде, где только можно).

Вообще, «Риголетто» — одна из тех опер (увы, немногих), которую я знаю если не наизусть, то очень хорошо… И исполнения слышала самые разные. Но только в Одесском театре я вдруг поняла, насколько характер Риголетто сложный и неоднозначный. Еще в первой картине его глумления над Монтероне, Чепрано, воспринимаются вполне естественно — чего еще ждать от придворного шута? Но после проклятья все начинает окрашиваться в другие тона. Оно не дает покоя Риголетто. Жестокий придворный шут начинает беспокоиться за свою дочь. А когда человек любит и переживает, раскрываются другие стороны его души.

В конце оперы мы видим не просто страдающего отца. Перед нами настоящий революционер, планирующий убийство хозяина, которому еще недавно прислуживал. Разумеется, субтитры на украинском языке, высвечивающиеся на электронном дисплее над сценой дополняли общее впечатление…Но, если говорить серьезно, то вплоть до последней сцены напряжение не снималось, и когда Риголетто вытряхнул из мешка умирающую Джильду, то даже  «Це моя дочка!», нарядно светившееся над сценой не могло отвлечь зрителя. Это было трагическое завершение, сбывшееся проклятье. И на контрасте с этим ужасом ангельский голос Джильды. Впервые мне не вспомнился в этом эпизоде рассказ Романа Карцева о первом его выступлении, когда он не хотел уходить со сцены (а пора было, так как его героя убили), поэтому он долго и красиво умирал…

В общем, впечатление от похода в театр трудно передать словами. Когда на следующий день мы шли по Приморскому бульвару и услышали восхитительное исполнение «My heart will go on» на саксофоне, то сперва решили, что не удивительна такая блестящая постановка «Риголетто», если на улице музыканты так играют… Через пару минут мне показалось, что я где-то слышала это исполнение. Еще через минуту я поняла, что оно подозрительно смахивает на стиль обожаемого мною Kenny G. Приглядевшись, мы заметили, что движения музыканта слегка не совпадают с теми, которые предполагаются в этой музыке. Проще говоря, дыхание он берет невпопад.

Вы не поверите, маэстро играл «под фанеру»…

Реклама
Posted in: заметки